я=я

(no subject)

Читая третью книгу «Этики»: А не был ли на самом деле Марсель Пруст спинозистом (а не, как это принято считать, бергсонианцем)? À la recherche du temps perdu — это попытка различить effective causes (causa efficiens) за фасадом accidental causes (causa per accidens). Поэтому книгу требуется читать два раза: первое прочтение — это порядок causa per accidens, второе — это порядок causa efficiens, который читатель может обнаружить, когда вместе с рассказчиком обнаруживает ключ, дающий разгадку времени и позволяющий увидеть поиски и блуждания «в свете вечности».

PS. Помню, в ЖЖ была пижонская функция Current music. Ее убрали, но напишу от руки 

Current music: Deison & Mindle — Everything Collapse (D)

я=я

(no subject)

Каждый Новый Год у меня возникает настойчивое желание прочитать целиком «В поисках утраченного времени». И каждый раз я прихожу к выводу, что это уже невозможно. Потому что ну кто себе может позволить такую роскошь сейчас? Во всяком случае не я. Но каждый раз, когда я открываю книгу и глаз падает на случайную цитату, желание возобновляется с новой силой:

Mais qu’une sensation d’une année d’autrefois — comme ces instruments de musique enregistreurs qui gardent le son et le style des différents artistes qui en jouèrent — permette à notre mémoire de nous faire entendre ce nom avec le timbre particulier qu’il avait alors pour notre oreille, et ce nom en apparence non changé, nous sentons la distance qui sépare l’un de l’autre les rêves que signifièrent successivement pour nous ses syllabes identiques. Pour un instant, du ramage réentendu qu’il avait en tel printemps ancien, nous pouvons tirer, comme des petits tubes dont on se sert pour peindre, la nuance juste, oubliée, mystérieuse et fraîche des jours que nous avions cru nous rappeler, quand, comme les mauvais peintres, nous donnions à tout notre passé étendu sur une même toile les tons conventionnels et tous pareils de la mémoire volontaire.

я=я

(no subject)

Читаю запоем Ферранте и все время думаю о дружбе. Как только меняешь место, особенно, если это другая страна, вопрос l'amitie становится насущным: где твои друзья? Сам ли ты их растерял или он просто про тебя забыли (до сих пор помню, как прочитал в Амстердаме у Бланшо о дружбе как «о временной работе времени»). Наблюдение по следам прочтения Симондона: only a very lonely man could come up with the idea of transindividuation. Когда пьян и некоторые наблюдения спонтанно формируются на английском, то лень их переводить на русский. Русский забывается и костенеет, английский все еще как у гастарбайтера, а хочется писать как Драгомощенко: «В комнате присутствовала обстановка, состоящая из вещей. Вещи состояли из множества состояний или, возможно, из следствий собственного происхождения — ложное предвосхищение понуждало речь обращаться к истокам желания». Топлю горечь в самоучителях итальянского.
я=я

(no subject)

В Дареме несколько дней лил нескончаемый дождь. Сегодня днем он закончился, а ночью я закончил читать «Индивидуацию». «Возможно, жизнь и инертная материя всего лишь определенный эффект, увиденный сквозь призму гилеморфической схемы, двух скоростей индивидуации одной и той же реальности — превитальной и префизической». Кажется, эта интуиция в вихре индивидуации задела и Эрнста Блоха в его Das Materialismusproblem. Сейчас только ленивый не пишет о la vie non-organique des choses, но спекулятивные материалисты эту тему быстро заболтали*, так что читать нужно Симондона и Блоха — первопроходцев и визионеров. А еще Дунса Скота, doctor subtilis. Они мыслят, они испытывают на прочность мысль при встрече с Материей, это чувствуется в их стиле. Ex ungue leonem: только сдержанной и холодной прозой можно удерживать натиск Хаоса, когда решил сделать шаг в пропасть и помыслить еще не помысленное.

* Иглтон в своей последней книге «Материализм» язвительно замечает, что так называемый Новый Материализм — это материализм фантазийной вселенной Толкиена.
я=я

(no subject)

Если «Феноменология духа» Гегеля — это восхождение Абсолютного Духа к самому себе, то «Индивидуация» Симондона — это восхождение Преиндивидуального к самому себе.
я=я

(no subject)



Случайная книга в библиотеке. 1000 страниц о барочном скотизме. Всегда поражала обстоятельность немцев, их усидчивость. Я так не могу. Вспомнил что среди прочих планов на лето было прочитать «Принцип надежды» Блоха — надежды мало.
я=я

(no subject)

Сартр в «Возрасте зрелости»: « Je me demande si le seul moyen de sauver sa jeu­nesse n'est  pas de l'oublier. » Читать подобного рода книги сегодня — словно отдавать какой-то странный долг 16-летнему себе. Удивительно, но литература, застрявшая между двумя мировыми войнами, кажется более далекой чем Дидро.
я=я

(no subject)

Удалил facebook и через несколько дней заметил как в мою повседневную жизнь стали просачиваться воспоминания прежних времен, прежних городов, прежних людей. Функция on this day в фейсбуке — прекрасный образчик «индустриализации памяти» по Бернарду Штиглеру. Ее роль — не «вернуть» тебе прошлое, не совершить «отнологический скачок» в стихию прошлого, а наоборот — сжать и удержать тебя в hic et nunc, отрезать тебя, как от прошлого, так и от будущего. Sentimus experimurque, nos aeternos esse — куда там...


Вторая часть «Индивидуации» — нескончаемая череда открытий, даже интересней обсуждений корпускулярно-волнового дуализма в интерпретации де Бройля: « La subconscience des vivants est toute tissée de cette charge de maintenir dans l'être les individus morts qui existent comme absence, comme symboles dont les vivants sont réciproques. » Опять же, между делом, как бы походя Симондон набрасывает концепцию становления-животным (быть может, у Д. был доступ к его полной диссертации?)

Рюйер пишет, что можно обнаружить параллели между мышлением утописта и шизофреника. Лукас как-то сказал мне: «Понимаешь, проект шизоанализа, который предлагает «Анти-Эдип» невозможно осуществить в одиночку — нужна трансформация всего общества».
я=я

(no subject)

Разобраться в танатологии Симондона, Делеза, ну и Бадью за компанию. С Делезом вообще получилось — «философ жизни» на самом деле куда интереснее как мыслитель смерти. Но, кажется, исследователи только сейчас спохватились — в конце прошлого года вышла книга Deleuze et la mort.

У Симондона красиво: « C'est le caractère thanatologique qui marque l'existence. » Я до сих пор отчетливо помню тот сон, в котором Хронос рассыпался как иллюзия рассудка и обнажил безбрежный океан Эона. Это непередаваемое чувство соединения с миром. Гротендик — математик и анархист — в своей последней книге La Clef des Songes размышляет о снах. Вообрази, он говорит, что сны — это доказательство того, что Бог существует!

***

« Смерти нет, — сказал он. — Только умирание».
я=я

(no subject)

I've got a feeling that the most beautiful books about Herman Melville have been written in French. Just to give you an example, here's a wonderful passage from Jean Giono's Pour saluer Melville:

L’homme a toujours le désir de quelque monstrueux objet. Et sa vie n’a de valeur que s’il la soumet entièrement à cette poursuite. Souvent, il n’a besoin ni d’apparat ni d’appareil ; il semble être sagement enfermé dans le travail de son jardin, mais depuis longtemps il a intérieurement appareillé pour la dangereuse croisière de ses rêves. Nul ne sait qu’il est parti ; il semble d’ailleurs être là ; mais il est loin, il hante des mers interdites. Ce regard qu’il a eu tout à l’heure, que vous avez vu, qui manifestement ne pouvait servir à rien dans ce monde-ci, traversant la matière des choses sans s’arrêter, c’est qu’il partait d’une vigie de grande hune et qu’il était fait pour scruter des espaces extraordinaires. Tel est le secret des vies qui parfois semblent nous être familières ; souvent le secret de notre propre vie. Le monde n’en connaît jamais rien parfois que la fin : l’épouvantable blancheur d’un naufrage inexplicable qui fleurit soudain le ciel de giclements et d’écume. Mais, même dans la plupart des cas, tout se passe dans de si vastes étendues, avec de si énormes monstres qu’il ne reste ni trace ni survivants « et le grand linceul de la homme il faisait il y a cinq mille ans ».